Братья и сестры! Просим внести посильную помощь на это Богоугодное дело.

Подробнее >

В нашем журнале публикуются статьи и видеоклипы различных авторов, но это не значит, что редакция журнала согласна с каждым автором. Важно, чтобы читатель сам видел и осознавал события, происходящие в России и за рубежом.

С уважением, редакция

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Сейчас 17 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

03.10.2020 00:01Мария Позднякова, Сергей Есенин выступает на открытии памятника русскому поэту А.В. Кольцову у Китайгородской стены. 8 сентября 1925 года.

3 октября исполняется 125 лет со дня рождения Сергея Есенина. Первое признание пришло к нему в 20 лет, а в 30 его уже не стало. Всего десять лет, за которые он ­успел приобрести мировую известность, объехать Россию, ­Европу и Америку. И загадочно погибнуть в Ленинграде.

«Иди, иди, ягодка»

Как только не называли Есенина при жизни. С одной стороны, главный хулиган и ловелас. Он и сам признавал: «Так мало пройдено дорог,/ Так много сделано ошибок»; «Много женщин меня любило,/ Да и сам я любил не одну...» С другой – главный христианский поэт своего времени. Это он просил: «Чтоб за все за грехи мои тяжкие,/ За неверие в благодать/ Положили меня в русской рубашке/ Под иконами умирать». Его первый сборник назывался «Радуница» – это день, когда православные поминают усопших. Глубоко верующими были бабушка и дедушка поэта по материн­ской линии, у которых он провёл детство. Бабушка ходила пешком с 4-летним Серёжей в Радовецкий монастырь за 40 км от дома. «Я, ухватившись за её палку, еле волочу от усталости ноги, а бабушка всё приговаривает: «Иди, иди, ягодка, Бог счастье даст, – вспоминал поэт. – Дедушка пел мне песни старые, такие тягучие, заунывные. По субботам и воскресным дням он рассказывал мне Библию и Священную историю… Средь мальчишек я всегда был большим драчуном. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь! Он так будет крепче». Бабушка любила меня изо всей мочи». Жила семья в собственном двухэтажном доме в Рязанской губернии.

Русский поэт Сергей Есенин (3-й справа) среди односельчан-константиновцев.

Русский поэт Сергей Есенин (3-й справа) среди односельчан-константиновцев. Фото: РИА Новости

Читать Есенин научился в 5 лет, а с 9 писал стихи. ­Окончил сельскую земскую школу, затем учительскую школу, но профессия учителя его не вдохновляла. В 18 лет Есенин приехал в Петербург и привёз с собой 61 стихотворение. Из них 58 (!) были напечатаны в первый же год. «Обо мне заговорили, и меня начали печатать чуть ли не нарасхват», – вспоминал поэт. За «Радуницей» он выпустил сборники «Голубень», «Преображение», «Сельский часослов», «Ключи Марии», «Трерядницу», «Исповедь ­хулигана», «Пугачёв», «Страну негодяев», «Москву кабацкую».

Зрители хотели его обнять

На выступлениях Есенина всегда были аншлаги. «Мой отец, поэт Николай Леопольдович Браун, познакомился с Есениным в Петрограде у Николая Клюева в 1922 г., – рассказывает «АиФ» 81-летний Николай Браун-младший. – А в апреле 1924 г. в зале бывшей Госдумы на Невском слушал его триумфальное выступление. Когда он начал читать стихи, люди с зад­них рядов подались к сцене. Все хотели видеть поэта ближе. Есенин встал сначала на стул, потом на стол. Его не отпускали до часу ночи. В дневнике отца сохранилась запись: «Есенин. Эмоционально. С жестами, певуче, вкладывая всю душу, брал за сердце. Раскрывал биографию». Об обожании Есенина вспоминал и Михаил Зощенко, с которым я был знаком, – его супруга преподавала мне французский. Зощенко по характеру был человек скептический. И вот он говорил, что ни к одному из артистов и поэтов он не видел таких искренних проявлений любви, как к Есенину. Все хотели дотронуться до поэта, ­обнять, поцеловать».

Сергей Есенин. 1925 г.

«Под иконами умирать...» Правда и мифы о Сергее ЕсенинеПодробнее

 

Смерть 30-летнего Есенина в декабре 1925 г. потрясла современников. «Официальной версией было самоубийство, но ведь самоубийц не отпевают, а Есенина отпевали. Это преступление было шито белыми нитками, – продолжает Н. Браун. – Я знал Иду Наппельбаум, дочь фотографа Моисея Наппельбаума, которому ОГПУ поручило делать снимки Есенина в ­«Англетере». Он пришёл туда с сыном Львом. Брат рассказывал Иде, что поэт был в порезах и гематомах». Позже в том номере побывал и отец Николая Брауна. Вместе с писателем Борисом Лавренёвым его пригласили в качестве понятого. Оба отказались подписать протокол, где говорилось, что смерть последовала от асфикции (удушья). «Отец за несколько лет до этого из-за крайней нужды помогал в морге разгружать трупы. Знал, как выглядят висельники. У Есенина не был высунут язык, лицо было бледное, но не посиневшее. Не было мокрого пятна на полу, которое бывает, когда у повесившихся опорожняется мочевой пузырь. Да, у поэта остался след на шее от верёвки, потому как он какое-то время провисел, но провисел уже ­будучи мёртвым».

Николай Браун был на прощании с поэтом в Союзе писателей на Фонтанке и не узнал в гробу Есенина: все увечья на его лице были скрыты под толстым слоем профессионального грима. Было многолюдное прощание и в Москве. Писательница Галина Серебрякова оставила воспоминание, что на всеобщее обозрение выставили «нарумяненную ­куклу».

«Я хорошо знал секретаря похоронной комиссии Есенина Павла Лукницкого, – продолжает Николай Николаевич. – Он рассказал мне, что Есенин «умер при допросе, был изуродован: левого глаза у Есенина не было – он вытек». Лукницкий считал, что, возможно, чекисты из ОГПУ при пытках во время дознания переусердствовали. И мёртвым перенесли поэта в «Англетер». Отец был такого же мнения. Он запомнил  глубоко проникающую рану под правой бровью поэта, не исключая след от пули. Вывод отца: «Есенин был умучен». Труп был в пыли, в волосах – песок. Таким его принесли в номер – ­«Англетер» была подведомственной гостиницей ­ОГПУ. При этом в декаб­ре 1925 г. Есенин вообще не значился там в списке постояльцев».

Если бы не Есенин, в России вряд ли бы помнили, кто такая Айседора Дункан.

«Вздорная баба с пустыми глазами». Что Есенин нашёл в Айседоре Дункан?Подробнее

 

«Всех взяли в плен»

Почему же тогда раньше власть позволяла нетрезвому Есенину кричать на Красной площади: «Бей коммунистов! Спасай Россию!»? Это было, когда Есенин узнал о подавлении большевиками Тамбовского крестьянского восстания с помощью ядовитых газов. «До поры до времени поэта не трогали, – говорит Н. Браун. – Его хотели сделать орудием пропаганды нового строя за рубежом. Не просто так разрешили жениться на Айседоре Дункан и выезжать за границу. Есенин был в ужасе, когда прочитал в американских газетах, что Айседора Дункан приехала с мужем-большевиком: «Какой я большевик?» Да, сразу после Октябрьского переворота он написал: «Мать моя – родина,/ Я – большевик». Но звучало это как любимые им с детства деревенские частушки. Он не вступал ни в комсомол, ни в партию. В нём, выросшем в деревне, всё восставало против политики большевиков в отношении крестьянства. Деревню грабили, крестьяне были бесправны. В 1922 г. в поэме «Страна негодяев» он написал: «Пришли те же жулики, Те же воры/ И вместе с революцией/ Всех взяли в плен». А ещё раньше на заседании пролетарских писателей в Народном комиссариате просвещения Есенин заявил: «Здесь говорили о литературе с марксистским подходом… Три года вы пишете вашу марксистскую ерунду! Три года мы молчали! Сколько же ещё вы будете затыкать нам глотку?»

Глотку Есенину пытались заткнуть даже после его гибели. «Есенинщина – самое вредное, заслуживающее настоящего бичевания явление наших литературных дней, поскольку… Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого национального характера», – клеймил поэта в «Правде» в 1927 г. Николай Бухарин. Он же критиковал Есенина за русский национализм и «русский дух».

Родные у гроба С. Есенина; справа - мать поэта и сестра.

Родные у гроба С. Есенина; справа - мать поэта и сестра. Фото: Public Domain/ С. Тулес

Конечно, поэт чувствовал, что тучи над ним сгустились, но добро­вольно умирать отнюдь не собирался. В Ленинград приехал с рукописями, чтобы работать над изданием первого тома своих сочинений. Говорил друзь­ям: «Вот увижу, увижу свой первый том!» Не увидел. Более того – после смерти Есенина его стихи были под запретом 30 лет. В 1938 г. расстреляли старшего сына поэта Георгия от брака с Анной Изрядновой. В 1939 г. была зверски убита Зинаида Райх, мать двоих детей Есенина.

«Судьба Есенина трагична, как и судьба России в XX в. Но при всех обстоятельствах поэт ни разу не изменил главной своей любви – любви к Родине, – говорит Н. Браун. – Он свято верил в «шестую часть Земли с названьем кратким «Русь». Только вот в той новой, как он писал, «коммуной вздыбленной Руси» живому ему места не нашлось».

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or