Братья и сестры! Просим внести посильную помощь на это Богоугодное дело.

Подробнее >

В нашем журнале публикуются статьи и видеоклипы различных авторов, но это не значит, что редакция журнала согласна с каждым автором. Важно, чтобы читатель сам видел и осознавал события, происходящие в России и за рубежом.

С уважением, редакция

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Сейчас 15 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

  • MatocoPraiz

Мало кто не слышал о дьявольском шабаше на Лысой горе, но проходит ли сатанинский шабаш в другом месте? Например, в московских подземельях? И вообще, какие они - московские подземелья? Об этом знают только современные диггеры, да ещё герои этого романа.

Глава 14.

 

В это время взявшие на себя роль спасателей Давид и Вадим дремали в одном из гротов московского подземелья. Вадим, давно уже изучивший, но снова и снова изучающий подземный город, проснулся от тихого механического шума и мелкого содрогания почвы. Казалось, микроскопическая волна землетрясения прокатилась по галереям андеграунда, но тут же утихла.

Давид тоже проснулся и резко сел. В отличие от своего спутника он не услышал ничего. Вернее, услышал, но внутренним чутьём. Услышал тем самым подсознанием, которого, как утверждают материалисты, в человеке нет и быть не может.

- С Бусинкой что-то случилось! - сразу сказал он. – Вадим, нам уже давно пора отыскать то место, где по твоему предположению может оказаться Вилена. Я чувствую, ей грозит опасность! Серьёзная!

- Ну, тихо, тихо, - попытался успокоить коллегу Михайлов. – Всё самое плохое уже случилось. Но мы оба знаем, что девушка жива. Значит, её обязательно притащат на мистерию морлоков.

- Кого? – не понял Давид.

- Морлоков, - поморщился Вадим. – Неужели Герберта Уэллса в детстве не читал?

- Читал. Но что за морлоки?

- Уэллс написал роман «Машина времени», где герой попадает в коммунистическое будущее нашей планеты, - принялся объяснять Михайлов. -  Однако и у коммунизма есть обратная сторона медали: простые рабочие, инженеры, механики и просто чернь переселились под землю. Во внешнем мире осталась только элита. Но вот курьёз! Элита стала настоящей пищей для подземных жителей. Морлоки выползали во внешний мир только ночью и утаскивали какого-нибудь элитарного обитателя на очередную трапезу. Остальные в страхе прятались и молили Всевышнего, чтобы он позволил прожить на земле хотя бы на один день больше, чем прожил уже съеденный сосед.

Так вот. Я давно говорил, что писатели почти всегда являются предсказателями. Жители московского андеграунда – настоящие морлоки. Правда, человекоедением, то есть каннибализмом ещё не балуются, но это уже не за горами. И на подземный шабаш соберутся не только ведьмы и колдуны внешнего мира. Подземные жители тоже не отказываются от таких развлекалочек. Тем более, что под землёй никаких парков с американскими горками пока ещё нет, значит, любое представление для местных – забава, которую пропускать никто не собирается. Вот мы туда в общей толпе и проникнем.

Нам только надо по пути заглянуть в один из подземных заводов, где давно уже разрабатываются так называемые «подземные лодки».

- Что разрабатывается? – переспросил Давид, думая, что ослышался.

- Подземные лодки-самоходы, - повторил Вадим. – Я пару минут назад почувствовал звуки и содрогание почвы, которые могла испускать готовая к плаванью подземная лодка. Если аппарат уже изготовлен, то вполне возможно, что он нам понадобится.

- Позволь, - поспешил возразить Давид. – Ты предлагаешь украсть испытуемую модель подземной лодки, использовать её по собственным нуждам и все обитатели завода, то есть морлоки, спокойно позволят нам прокатиться? А ты, естественно, умеешь управлять аппаратом, как велосипедом?

- Ну, будет, будет, - оборвал коллегу Михайлов. – С системой подземной лодки я уже давно знаком. Больше того, сам тайком подкинул несколько деловых замечаний изобретателям. Это два брата и они очень хотели бы вернуться во внешний мир.

В России им спокойно жить не дадут, так что, если аппарат готов к подземному плаванию, то Андрей и Лёшка с удовольствием удерут с этого секретного предприятия вместе с аппаратом. И вскоре в какой-нибудь Америке станут известными на весь мир два новых брата-изобретателя по примеру братьев Райт, выдумавших паровоз.

- Позволь не согласиться, - возмутился Давид. – Братья Райт просто присвоили изобретенье братьев Черепановых, которые на несколько десятков лет раньше создали действующую модель паровоза, но в России.

- Да, да, я знаю об этой версии, - кивнул Вадим. – Только нам сейчас некогда развивать дискуссии. Важно, что новые Черепановы помогут быстро выбраться наверх. Шахта, по которой нам надо идти, довольно широкая, сможешь идти рядом. А я, если интересно, расскажу кое-какие исторические факты этого изобретения.

- Идёт, - согласился Давид.

- Первый документ, свидетельствующий о создании подземной лодки, относится к 1908 году, - начал Вадим. - Из него следует, что английский инженер Драйвер не только разработал идею и создал модель такого подземного первопроходца, но так же, как братья Черепановы, построил действующий образец, который получил имя сабграундина.

При испытании лодка углубилась всего на пять метров. Затем у неё сломался один из загребающих ковшей. Три года у инженера ушли на создание нового аппарата, в принцип движения которого был положен «штопор». Новая сабграундина смогла опуститься под землю на девять метров, но неожиданно взорвался паровой котёл. Инженер погиб, и дальнейшие работы по созданию подобных машин были прекращены.

Но через четверть века изобретатель фон Берн запатентовал немецкий вариант подземохода. Изобретение приняли, засекретили и отправили в архив. Только через семь лет граф Клаус Шенкфон Штауфенберг, будущий руководитель заговора против Гитлера, случайно наткнулся на архивные материалы. Именно в это время генштаб Третьего рейха разрабатывал операцию «Морской лев» по вторжению на Британские острова. Подземная лодка могла послужить высадке десанта на крупные морские базы Великобритании и обезоружить её. Изобретателя разыскали и предоставили ему все условия для работы, но англичанам повезло, потому что сам Гитлер был заинтересован в создании реактивных снарядов «ФАУ-1» и «ФАУ-2», уже готовых к массовому производству, поэтому проект разработки подземных лодок был прекращён.

Остался не запрещённым только конструкторский отдел института «Аненэрбе», которым распоряжался Генрих Гиммлер. В этом отделе немцы всё-таки разработали действующую модель штопорной субграундины, получившей название «Змей Мидгарда», но в военных действиях этой суперлодке участвовать не пришлось.

Наши конструкторские бюро НКВД в 30-е годы тоже разрабатывали подобные аппараты. Конструктор Треблев, Кириллов и Баскин также создали действующий подземоход. Прообразом машине послужил живой зверёк крот, но первые испытания в рудниках на Урале показали ненадёжность конструкции, поэтому всех инженеров, участвовавших в создании механического крота, расстреляли.

Но реальные работы по созданию советского подземохода начались только в хрущёвских шестидесятых при участии профессора Бабата. В общем, на Украине в засекреченном КБ создали несколько моделей «Боевого крота», но на испытаниях в Уральских горах «Крот» почему-то взорвался.

Разработки, как водится, заморозили. Но в 1968 году в Париже неожиданно нашлись чертежи Герберта фон Штрассе, по которым разрабатывалась модель субграундины. Обнаружил их историк Франсуа Ландузье и повёз в Англию, поскольку правительство Великобритании очень заинтересовалось этими документами.

И всё же через Ла Манш жаждущему награды историку переплыть не удалось. Паром взорвался. В гибели судна британская жёлтая пресса обвинила ЦРУ, однако историю быстро замяли. Оказалось, что на нашем подземном заводе очередную субграундину собрали именно по чертежам фон Штрассе. Только вместо электродвигателя в ней применили небольшой атомный реактор. Этот «Крот» сможет развивать скорость до семи километров в час. Представляешь?

- Смутно, - признался Давид.

- Ладно. Отложим на будущее, - согласился Вадим. - Если всё произойдёт, как я сумел прочитать в подпространстве, то придётся удирать сломя голову. Поэтому нам необходимо убедиться, что модель готова к работе.

Что наша девушка невольно попала на мистерию, в этом я твёрдо уверен. Только вот где она конкретно и как можно будет освободить пленницу, решать придётся на месте. Мистерия будет проходить в пещере, рядом с подземным Московским морем. Там как раз огромный водопад, я уже говорил об этом. Жители внешнего мира в основном будут прибывать со стороны водопада, а местные со стороны Испытательного завода, где мы сейчас находимся.

Айрисы Сатаны постараются, конечно, заделать все дырки и трещины в скалах, только голь всегда на выдумки богата. Мне такая изобретательность напоминает нас молодых, когда под любыми предлогами московская молодёжь пыталась проникнуть в какой-нибудь театр на спектакль или оперу и всегда проникала. Но эта мода, к счастью или сожалению, канула в Лету с изобретением домашнего телевидения.

Меж тем туннель, по которому продвигались Вадим и Давид, закончился глухой стеной. Казалось, такого просто не может быть, потому что природные коридоры никогда не заканчивались тупиками. Здесь же перед глазами путешественников стояла нерушимая базальтовая стена. Давид беспомощно посмотрел на Михайлова, а тот, заметив растерянный взгляд своего спутника, загадочно ухмыльнулся, скинул со спины рюкзак и несколько минут занимался изучением его внутренностей.

- Вероятно, ты, - подал голос Михайлов. – Вероятно, ты, Давид, обескуражен тем, что человек, знающий московские подземелья как свои пять пальцев, завёл тебя в никуда?

Молчание Давида красноречиво подтвердило слова председателя подземки. Вадим ещё раз улыбнулся и вытащил из рюкзака небольшой металлический пенал. На торцевой стороне пенала имелась кнопка, которую Михайлов нажал, и возле выключателя загорелась зелёная лампочка.

- Это вовсе не глухая стена, - объяснил диггер своему спутнику. – Это обманка из пенополиуритана. Сейчас мы от неё избавимся.

Произнося эту фразу, Вадим водил металлическим пеналом по базальту, как миноискателем. В одном месте зелёный огонёк сменился на красный. Михайлов прилепил скотчем коробочку к скале и предложил Давиду отойти на несколько метров.

- В этом месте есть дверь в цех Конструкторского Бюро, - пояснил Вадим. – Мой прибор высокими ультразвуковыми волнами разрушит затвердевшую пену. Нам в это время лучше находиться поотдаль. Так безопаснее.

Диггеры отошли от стены метров на десять. Сильные фонари, прикреплённые к каскам, хорошо освещали место действия. В свалившейся вдруг из-под пространства пещерной тишине невозможно было произнести ни слова. Давид пытался о чём-то спросить товарища, но слова гасли налету, будто мотыльки, попавшие под пламя свечи. Явление было удивительным, мистическим и даже отдавало фантастическими сочинениями Жюль Верна. Только от факта никуда не денешься. Однако, это ватное состояние пространства продлилось всего несколько минут и рухнуло вместе с осколками фальшивого базальта, изображавшего тупик. На освободившемся пространстве обозначился квадратный металлический люк. Проблема  теперь стояла в том, как открыть обнажившуюся дверь?

- Не вопрос, - отозвался Вадим. – Эти люки здесь вмонтированы на аварийный случай и любопытно, что не открываются изнутри.

- Зачем же их вообще делали? – удивился Давид.

- В этом вся соль вопроса! Гостарбайтеры сами не смогут открыть ни один люк. А вот если хозяева милостиво подумают о спасении рабочих, то охрана быстро вытащит нужные пробки из подземной бутылки.

- По сути, эта лаборатория – пожизненная каторга? – уточнил Давид.

- Именно так! – Михайлов даже изобразил что-то в виде бурных и продолжительных аплодисментов, переходящих в овацию. – Именно так! Поэтому конструкторы «Крота» Андрей и Лёша давно мечтают отсюда удрать. Но удирать с пустыми руками – профанация. Они хотят прихватить с собой уже смонтированный, но ещё не опробованный аппарат, который создаёт вокруг себя торсионное поле, вследствие чего прохождение под землёй становится возможным без особых проблем.

В наших Вооружённых силах была только одна подобная субмарина, вернее торпеда «Шторм», создающая вокруг себя газовое облако. Этими торпедами был вооружён наш затонувший в 2001 году «Курск». Но странное дело, по данным фактам расследования оказалось, что «Курск» был подбит точно такой же торпедой!  

- Не может быть! – воскликнул Давид.

- Все думали, что не может, однако факты диктовали другое, - отрезал Михайлов. – Наши КГБэшники арестовали тогда американского шпиона Эдмонда Поупа, который у изобретателя торсионного поля для торпед Анатолия Бабкина хотел выкупить изобретение. Такая торпеда под водой может развивать скорость до 500 км/час. Представляешь?

- Смутно.

- Вот и мы не могли поверить. Но шпиона Поупа арестовали и присудили ему 20 лет отсидки в российских лагерях.

- Да уж, здесь он наверняка поймёт, что Россия и Америка – две большие разницы, - уверенно подытожил Давид.

- Не поймёт, - хмыкнул Вадим. – Потому что шпион отсидел всего девять месяцев и по какому-то указу «сверху» был интернирован в США. Туда же попали чертежи и несколько изготовленных секретных торпед, одной из которых был подбит «Курск». Очень большое внимание к этому делу тогда проявлял новый президент нашей страны, как ни странно. Более того, когда оставшихся в живых подводников можно было ещё спасти, этот новый президент запретил спасательные работы и укатил «отдыхать».

- Выходит, правильно говорят, что рыба с головы гниёт?

- Ещё как правильно! Мы давно уже общаемся с изобретателями. Это довольно неплохие ребята, которых подвело собственное самомнение. Конструкторы думали, что станут работать в настоящем КБ, что им предоставят нормальные условия для работы и существования. А попав сюда, они поняли, наконец, что угодили в лапы наследников Лейбы Бронштейна и Ульянова-Бланка, которые никогда добром не откажутся от власти и всё население будут загонять в кандалы рабства.

- Но, если они удерут в Америку, - предположил Давид. – Тамошние масоны тоже не дадут жить и работать на благо человечеству. Везде и всегда поощрялись только труды на войну или так называемую оборону. Получается, человек рождается только для того, чтобы сеять как можно больше зла?

- Ты верно мыслишь, - согласился Михайлов. – Я и сам не пойму, кто из них страшнее: американские жидо-масоны или русско-советские жидо-коммунисты?

Пожалуй, американцы надёжнее, если придётся выбирать из двух зол. Во всяком случае, они своей державой и народом уже не торгуют. Хотя… многие из эмигрантов постоянно продолжают возвращаться в Россию. Почему, если в Штатах всё хорошо?

Кстати, в Америке можно спокойно запатентовать своё изобретение. Только тоже работать не дадут. Всякая власть – скотское насилие над человеческим сознанием, в каком бы виде она не была представлена.   

За разговором Вадим не оставлял начатое дело и открывал дверь, поворачивая вделанное в неё металлическое колесо-задвижку. Вскоре эта своеобразная дверь поехала в сторону, и наши путешественники спокойно проникли внутрь секретного КБ. За открывшейся крышкой люка виден был коридор, в конце которого диггеров ждало освещённое пространство.

Выбравшись из норы, диггеры осмотрелись. Перед ними простирался каньон с протекающей по дну небольшой речушкой. Возле речки на довольно большом пространстве располагалась лаборатория. На самом видном месте далеко внизу виднелась длинная конструкция, похожая на рукотворную машину в виде сигары. В тупом конце аппарата зияли четыре круглых сопла, а острый конец «сигары» венчала спиралевидная насадка. Видимо за счёт этого бура аппарат должен был просверлить собой грунт. Площадку, на которой монтировался аппарат, видно было довольно хорошо.  На скальном «небосклоне», нависшим над подземным каньоном, красовались сплошные ленты каких-то неизвестных источников света, похожих на люминесцентное освещение. Во всяком случае, свет был не навязчивым и позволял разглядеть предметы на значительном расстоянии. Но с другой стороны это вызывало опасность для гостей, потому что на глаза рабочим показываться не стоило.

Отвесная скала над площадкой была испрещена множеством круглых отверстий. Как сообщил Вадим, скалу украшали окна, за которыми находились жилые и производственные помещения морлоков. На площадку к сконструированному аппарату можно было спуститься по тропинке, протоптанной на крутом склоне. Видимо, металлическую дверь поставили совсем недавно, и местные жители раньше выходили через этот вход в другие подземелья. Почему же территорию секретного завода понадобилось закупоривать, да ещё маскировать вход под непроходимый тупик?

- Мы пришли в неурочное время, - подал голос Михайлов. – Сейчас слишком много рабочих копошится возле «Крота». Видимо, его действительно готовят к реальному испытанию. Если оно начнётся раньше, то ничего хорошего у нас не получится с диверсией на мистерии шабаша. Мы двигаемся гораздо медленнее, чем айрисы, и просто не сможем от них убежать по коридорам московской подземки.

- Хорошо, - согласился Давид. – Тогда, может быть, постараемся отыскать твоих  знакомых. Если они будут знать, что мы здесь, то смогут задержать отправление «Крота» на некоторое время?

- Это мысль! – согласился Вадим. – Тем более, нам всё равно необходимо увидеться с конструкторами. Они работают внутри пещеры, что на противоположном склоне пропасти. Туда можно пробраться во-о-он по той тропинке, ведущую к отдельному входу, - Михайлов указал на еле заметную тропинку, протоптанную среди камней.

Диггеры принялись осторожно спускаться на дно ущелья. К счастью, рабочее время было в разгаре, и на гостей никто не обратил внимания. Перейдя вброд речушку, диггеры принялись подниматься на склон, но никакой двери или пещеры в отвесной стене не оказалось.

- Дальше куда? – удивлённо спросил Давид.

- Дальше? – хмыкнул Михайлов. – Дальше у них та же секретная секретность, с которой мы только что столкнулись при входе в Конструкторское Бюро.

Вадим легко вдавил выпуклость у пятки скалы внутрь, механическая замаскированная под породу дверь отъехала в сторону, и перед гостями открылся вход. Недолго думая, они юркнули в грот и дверь аккуратно закрылась. Но в пещере, куда попали диггеры, никакого освещения не было, поэтому им снова пришлось включать фонари на касках.

Пространство в скале было небольшим. Видимо, эта пещера специально выдалбливалась вручную с коридорами, лабораториями, хозяйственными и прочими помещениями. Из прихожей витая лестница поднималась наверх. Диггеры, стараясь не создавать лишний шум, стали подниматься и вскоре вынырнули из-под земли в довольно большое квадратное помещение, очень похожее на кубические конструкции внешнего мира. Во всяком случае, на двенадцатом уровне подземного города ни одного такого помещения больше не было.

Посредине квадратной залы потолок подпирал широкий столб, вокруг которого были прилеплены небольшие диванчики. Возле диванчиков стояли журнальные столики. Стены квадратной комнаты были обставлены различными виданными и невиданными приборами, а возле одной из стен торцом к ней стояли два обычных письменным стола. Видимо, столы специально поставили спаренными, потому что двое мужчин, находящихся в комнате, сидели лицом друг к другу. Оба на шум со стороны лестницы синхронно повернули головы, синхронно встали и почти синхронным шагом поспешили навстречу незваным гостям.

- Вадим? – узнал один из мужчин пожаловавшего к нему гостя.

- Как хорошо, что ты успел! – подхватил другой.

- Мы запускаемся! – в унисон отрапортовали оба.

- Привет, ребята! – поздоровался с ними Михайлов. – Здорово, что вы помните меня. Ещё лучше, что вы заканчиваете работу. Но только не говорите оба сразу, я вас уже как-то просил об этом.

- Хорошо, - в унисон кивнули оба. Потом посмотрели друг на друга и снова повернулись к гостям.

- Вот и славно, - Вадим с явным неудовольствием покачал головой и продолжил:

- Я ещё не представил своего друга. Это Давид, профессиональный диггер не только по опыту, но и по моральным принципам, поэтому он в нашей команде лишним не окажется.

- Но…, - пытался возразить один из хозяев кабинета. – Но места в субграундине уже все распределены. Как же…

- Никак, - перебил его Вадим. – Я же помог вам обзавестись нужными приборами и картами для расстановки маршрута?  Вот и вы не возражайте против лишних пассажиров. Более того, с нами будет ещё один член команды. Это девушка.

- Девушка? – растеряно произнёс один из конструкторов. – Вот Андрей считает, что женщина на борту – это плохой знак!

В подтверждение этих слов коллега изобретателя, молча, кивнул головой. Вадим Михайлов тяжко вздохнул и добавил:

- Я уже сказал вам, что эти пассажиры не будут лишними. Когда я взялся составить для вас план побега, ошибки были? Всё происходит, как и раньше. Я говорил, что аппарат должен быть готов к майским праздникам и порядком помог в подготовке побега. До сих пор всё получалось только потому, что вы чётко выполняли мои предписания. А сейчас необходимо захватить парня и девушку. Возражения имеются? 

- Вообще-то никаких, - уныло согласился Андрей. – Мы, конечно, можем их разместить в грузовом отсеке. А где девушка? Ведь стартуем через два часа.

- Два часа?! – ахнул Вадим. – Вы без меня решили опробовать аппарат? А как же наш договор?

- Это не мы, - подал голос Алексей. – Это Андрею был звонок сверху. Он, лопух, радостно отрапортовал, что субграундина готова к запуску. И скоро должно прибыть начальство.

- Значит так, - жёстко скомандовал Вадим. – Срочно что-нибудь выведите из строя. Какой-нибудь прибор. Начальство как приедет, так и уедет. Конечно, Андрею достанется по шапке, но с болтуна и взятки гладки. Тем более, сегодня стартовать нельзя. Поисковики и радары у государственных спецслужб будут отключены только завтра, первого мая после праздника Вальпургиевой ночи. Усекаете?

- Но почему?..

- По кочану, - обрезал Вадим. – Я вам несколько раз объяснял, что за годы, проведённые вами здесь, во внешнем мире многое изменилось, хотя… Хотя у власти всё те же американские архантропы, торгующие страной. «Праздник отдохновения» у них наступает именно после Вальпургиевой ночи. Не знаю, откуда это пошло, только пока остаётся неизменным порядком. Поэтому нам шевелиться до «послепраздника» нельзя. Договорились? Вот и ладно.

Михайлов принялся доставать из своего рюкзака ещё какие-то бумаги, которым очень обрадовались конструкторы. Оба они, Андрей и Алексей, были чем-то похожи друг на друга: либо у них в корнях были позабытые в советских суматохах родственные связи, либо многолетняя совместная работа сделала их похожими, как братьев-близнецов. Иногда некоторые фразы они, не сговариваясь, произносили синхронно, у обоих белые халаты были испачканы с правой стороны чуть выше кармана, даже глаза изобретателей были одинаковыми и оба не могли смотреть собеседнику в лицо.

Эта, казалось бы, маленькая деталь наводила на мысль о том, как попали сюда конструктора? Видимо, у обоих были определённые серые пятна в биографии, иначе удрать из КБ им бы всё равно удалось когда-нибудь, каким тюремно-режимным это Конструкторское Бюро не было бы. Но до сего времени сбегать они с подземного завода не хотели.

Во всяком случае, Вадим Михайлов подвернулся изобретателям вовремя. Тем более, он сумел доставить сюда навигационные приборы, необходимые для прокладки маршрута и географические карты существующих подземелий Европы. Нельзя утверждать, что именно в Европу сбегут конструкторы. Скорее в Америку, потому что помойка Соединённых Штатов принимала и переманивала мыслящих людей из всех стран мира, желая стать Центром Вселенной. То есть, с миру по нитке и вместо страны недоразвитых архантропов США смогут вскоре представить на общее обозрение законопослушных граждан своего государства, умам которых могли позавидовать многие правительства.  

После краткого прощания с конструкторами, Давид с Вадимом двинулись тем же путём к открытому входу в КБ. Путешествие по коридорам этого уровня на сей раз не заняло много времени. Вскоре они оказались на довольно открытом пространстве. С одной стороны виднелся берег подземного моря. Но никаких водопадов не наблюдалось, хотя сильный шум падающей воды доносился откуда-то издалёка. Фонари на шлёмах диггеров были не настолько сильны, чтобы осветить подземные пустоши величиной в несколько сотен метров. Казалось, таких пустот под землёй быть не должно, только карстовая порода очень своеобразна и порой выдаёт такие экивоки, что даже видавшим виды диггерам становится жутко.

Грунт под ногами из сплошного камня перешёл на суглинок и в некоторых местах виднелись песчаные осыпи. Всё бы ничего, да только следы на таком грунте отпечатывались и если сюда нагрянут айрисы, то обнаружить непрошенных гостей не составит труда. Михайлов несколько раз досадливо морщился, но заметать следы было нечем. Это волнение передалось и Давиду.

Вдруг впереди показалась ровная каменистая поверхность, на которой никакие следы не были заметны. Давид и Вадим, не сговариваясь, поспешили туда и…

и свалились в неожиданно открывшуюся яму. Падение на дно ловушки было не с  очень большой высоты, но всё же оказалось неприятным. С Давида слетела каска, он ударился головой о камень и несколько минут пролежал без сознания. Но вскоре пришёл в себя, потрогал рукой затылок – на пальцах остались пятна крови.

Недалеко валялась каска, и даже фонарь на ней не разбился. Нахлобучив спасительный шлём, он огляделся. Луч света выхватил из темноты фигуру Вадима Михайлова, неподвижно лежащую метрах в пяти от Давида. Дальше высвечивалась крутая скала, уходящая вверх. Такие же крутые стены были на протяжении всей ловушки, так что выбраться из ямы было проблематично.

Но в первую очередь Давид прополз на четвереньках к Вадиму и повернул того на спину. Диггер очнулся и застонал.

- Плохо дело, - вслух подумал Давид. – Ты как, Вадим, подняться сможешь?

Михайлов снова застонал и открыл глаза:

- Мы конкретно вляпались, Давид. Эта ловушка приготовлена айрисами, слугами Сатаны, чтобы такие лохи как мы не мешали мистерии шабаша. Это мой прокол. Ведь я знал, какие капканы могут наделать айрисы. А сейчас у нас уже нет выбора. Если мы попадём к ним в лапы, то перед тем, как тебе будет позволено умереть, айрисы всласть поиздеваются. Я встать не могу. Видимо, повредил позвоночник. Поэтому тебе надо спокойно вынуть нож и перерезать мне глотку. А потом и себе за компанию. Извини уж, что твою невесту спасти не удалось. Значит, не так карта легла.

- Какая карта?! Ты о чём говоришь?! – закричал Давид. – К чему ты меня подговариваешь? Я сейчас подниму тебя и вытащу отсюда. Затем позову конструкторов, и мы протащим тебя на «Крота». А дальше…

- Дальше не сочиняй, - слабым голосом перебил Вадим, но Давид его услышал. – Закон подземелья довольно суров: подранков не оставляют живыми. Если не айрисы, то крысы разъедят меня до косточки, да и тебя тоже. Так что выход только один, чтобы не быть съеденным заживо.

В глубине души Давид понимал, что Михайлов прав на сто двадцать процентов, но погибать так вот запросто, ни за что, ни про что не хотелось. Поэтому диггер-неофит вскочил на ноги и принялся обследовать стенки круглой ямы, куда они с Михайловым неожиданно свалились. Стенки оказались ровными до умопомрачения гладкими, будто этот стакан-ловушку выпиливали на огромном токарном станке.

- Давид…, - слабым голосом позвал приятеля Вадим. – Давид, подойди, пожалуйста.

Парень послушался, не потому, что Михайлов был самым главным председателем колхоза диггеров, а потому, что надеялся ещё на какое-то чудесное спасение из ловушки. Подойдя к Михайлову, Давид встал перед ним на одно колено и приготовился выслушать какой-нибудь дельный совет. Но тот, молча, протянул ему свой охотничий тесак. Видимо лезвие ножа было настолько проверенным, что ошибок быть не могло.

- Ты ударь меня, - попросил Вадим. – Но полосни так, чтобы сразу перерезать глотку полностью. Так намного легче… И сделай это как можно быстрее, потому что я начинаю чувствовать боль в позвоночнике и скоро от боли начну орать… Пожалуйста… это самое быстрое…

Возможно, Давид и поддался бы на умоляющие просьбы диггера, даже нерешительно пока, но занёс нож для решающего удара. Только эту просьбу ему выполнить не удалось, поскольку сам получил сзади удар по затылку чем-то тупым. Сознание Давида мгновенно отключилось, он уронил тесак и свалился мешком на Вадима.

В глазах у него заплясали разноцветные круги, очень похожие на те, когда кто-то пустит над поверхностью реки плоский камень и считает количество «блинчиков» - сколько раз плоскому камешку удалось отскочить по поверхности воды. «Блинчиков» перед глазами Давида возникало неисчислимое множество, но вдруг в одном из кругов он смутно различил лицо женщины, которую он когда-то в жизни уже встречал. Но где и когда? Парень стал непроизвольно вглядываться в разноцветные круги, разбегающиеся по поверхности таинственного водоёма, но лицо больше не показывалось.

И вдруг, когда надежда увидеть незнакомку почти совсем пропала, он снова увидел зазеркальное отражение дамы в очередном «блинчике». На этот раз Давид узнал её и мог бы поклясться, что эту даму он видел не так уж давно. Только где? Вдруг круги принялись разбегаться в стороны и вскоре исчезли совсем. Не исчезла только дама. Она проявлялась всё ощутимее, и сейчас Давид снова мог поклясться, что явившаяся ему призрачная дама – это нынешняя администраторша Дома Чертковых, с которого и началось незадачливое подземное приключение.

- Ага, очухался, - подала дама голос и даже никуда не исчезла. – Сейчас посмотрим, что с твоим приятелем сделать можно.

Давид пошире открыл глаза и в освещённом пространстве, похожим на стерильно-белый  медицинский кабинет, увидел Ларису Степановну в накинутом на плечи зелёном медицинском халате, колдовавшей над чем-то находящимся слева от Давида. Он покосился в ту сторону и увидел лежанку, покрытую терракотовой клеёнкой, на которой лежал без сознания Вадим Михайлов.

- Лялька?.. – вырвался чуть слышный хрип из губ Давида.

- Ага, - оглянулась та и даже сумела улыбнуться. – Точно очухался и даже узнал. Значит, не всё потеряно и будем вас штопать.  

- Штопать? – с этим словом сознанье забурлило ключом в ещё не совсем разбитой голове Давида. Ему явственно вспомнилась ловушка и лежащий на спине Михайлов, чуть-чуть не уговоривший своего напарника на… впрочем, вспоминать об этом не хотелось. Но что женщина сможет заштопать, когда у человека сломан позвоночник?

Лялька снова обернулась к Давиду. В руках она держала довольно вместительную чашу… нет, даже ендову, в которой плескалась тёмная жидкость.

- На-ка, выпей для начала, - женщина протянула ендову Давиду.

Тот, морщась от боли в голове, поднялся, сел на лежанке, и заметил, что на нём нет никакой одежды. Парень ничего не сказал, просто накрыл бёдра лежащей тут же простынёй и принял из рук своей знакомой медную посудину, но пить не стал.

- Что это? – выдавил он.

- Пей, тебе говорят! – прикрикнула на него Лялька. – Управы на вас, мужиков, нет, а мне некогда валандаться!

Давид скорее почувствовал, чем понял: на сей раз слушаться надо безоговорочно. Что он и сделал. Напиток оказался густым отваром каких-то трав, с добавлением… парень не мог понять, что добавлено в отвар, но был уверен, что никакой химии в напитке нет.

И ещё: откуда-то свалилась уверенность, что эта женщина, напялившая на себя докторский халат, сумеет вылечить их обоих! Почему эта мысль пришла в голову Давиду, он проанализировать не мог, да и не пытался. Просто знал, что Лариса Степановна сможет поднять Вадима даже со сломанным позвоночником. К тому же, боли в голове уже улетучились, испарились, будто их и не было вовсе. И это только от какого-то отвара!

Давид уже с нескрываемым интересом принялся наблюдать за работой знахарки. Вадим лежал на медицинском столе лицом вниз, а Лялька втирала ему в кожу вдоль позвоночника густой зелёный крем. Михайлов не кричал. Даже вообще не реагировал. Значит, он был без сознания. Но когда Лялька коснулась позвоночника в поражённом месте, больной дёрнулся и застонал.

Следующим действием знахарки было бесчисленное количество иголок, которые Лариса Степановна не просто втыкала под кожу, а вгоняла довольно длинную иглу по самую шляпку в виде кольца. Затем через все кольца воткнутых игл была пропущена тонкая шёлковая нитка, создавшая на поверхности спины вид круговой паутины, сплетённой лесным пауком. Далее, Лялька на минутку покинула медицинский кабинет и вернулась, держа в руках дымящееся паром махровое полотенце. Видимо, в соседней комнате у неё стоял для разогрева специальный автоклав.

Лариса Степановна бросила горячее полотенце на спину Вадима и прижала его обеими руками. Ничего не произошло. Вернее, произошло, но это Давид увидел, когда знахарка сняла со спины больного горячее полотенце. Шёлковая паутина на спине исчезла. Наверное, она просто впиталась в кожу под температурным воздействием. Следующим этапом было извлечение иголок из тела. Оно прошло без заминок. Но больной всё ещё находился в беспамятстве. Знахарка повернула его на спину, положила ладони обеих рук ему на голову и замерла на несколько минут.

Вадим Михайлов довольно быстро очнулся и к удивлению Давида поднялся и сел на столе. Вернее, парень не удивился, а обрадовался, потому что ожидал именно этого результата.

- Если есть какие боли в теле, скажи сразу, - попросила Лариса Степановна. – Я не волшебница и могу ошибиться.

- Нет, нет, - мотнул головой Вадим. – Ничего не болит. Хотя…

- Хотя? – подхватила Лялька.

- Вот там что-то свербит, - Вадим попытался пальцем показать на затылок, но это у него плохо получилось.

- Это гипофиз, - объяснила знахарка. – Голова ещё поболит какое-то время, но потом всё пройдёт. Зато вы забудете про боли в спине.

- Да, точно, - вспомнил Михайлов. – Я серьёзно думал, что у меня сломан позвоночник!

- Был сломан, - поправила Лялька.

- Был?! Но как же так? Ведь это невозможно!  

- Невозможно под одеялом на потолке спать, - парировала Лялька. – Только потому, что одеяло постоянно сваливается.

- Но, надеюсь, не будете утверждать, что за час, пока вы со мной возились, все кости срослись? – не сдавался Вадим.

- Нет, не буду, - согласилась знахарка. – Просто надо уметь склеивать кости, а зарубцуются они сами. Это делали почти все колдуны и ведуньи в нашем далёком прошлом. Только инквизиторам всегда мешала медицина. Вот и сжигали всё, что можно. Слава Богу, инквизиторов у нас на Руси недолюбливали, поэтому многие знахари и колдуны уцелели, а с ними и настоящие медицинские знания, какие тот же Авиценна ставил выше всех земных наук. Ну-ка, давайте, любезный, спрыгивайте со стола и пройдитесь по комнате.

Вадим послушно сполз с медицинского стола и с опаской сделал несколько шагов. Потом, заметив, наконец, что на теле нет никакой одежды, он обеими руками стыдливо прикрыл «мужское достоинство» и принялся оглядываться.

- Вы одежду ищете? – усмехнулась Лялька. – Сейчас вам её принесут. Более того, пока я занималась вашим лечением, одежду немного почистили, так что на мистерию вы попадёте при полном параде.

- На какую мистерию? – Михайлов удивлённо вытаращил глаза.

- Мне кажется, - Лариса Степановна сделала паузу. – Мне кажется, что вы с Давидом собирались попасть к нам на шабаш и похитить некую девушку, предназначенную стать человеческой жертвой. Или я ошибаюсь?

- Не знаю, но, конечно, если вы так считаете, то, может быть, обязательно надо будет исполнить…, а если не исполнять, то возможно ничего такого и не наблюдалось…

- Тьфу ты, - сплюнула Лялька. – Что вы мелете, любезный? Я познакомилась с вашим приятелем и его девушкой немного раньше, чем вы пустились в подземное путешествие, поэтому считаю вправе называться их знакомой. Причём, эта знакомая, - Лялька ткнула себя пальцем в грудь, - считает нужным помочь воссоединению молодой пары, но не на жертвеннике, а во внешнем мире. Поэтому сейчас вы оба должны выслушать мои ценные указания и выполнить их с точностью до запятой. Идёт?

Пока Вадим переваривал сказанное, Давид ответил за обоих:

- Конечно, мы согласны. Что надо делать?

- Ничего особенного, - успокоила его Лялька. – Твоя девушка уже пришла в себя и внимательно меня выслушала. Она лежит сейчас на жертвеннике, но, ни руки, ни ноги у неё не прикованы. Когда Люцифер подойдёт к ней для свершения блудного жертвоприношения, то Бусинка воспользуется зажатым у неё в кулачке нательным крестиком.

Этот, казалось бы, маленький символ веры способен вывести из строя самого Сатану. Ему понадобится время на зализывание ран, а вы сможете удрать через лаз за престолом. Девушка просто свалится вам на руки. Тогда хватайте её и удирайте. С шабаша вы унести ноги сумеете. А вот как дальше – это, вероятно, начальник московских диггеров придумает.

Лариса Степановна лукаво подмигнула Вадиму, и тот окончательно поверил, что судьба им прислала помощницу в виде настоящей ведьмы. Дальше всё складывалось по предписанному Лялькой сценарию. Вадим с Давидом медленно шли по коридору, который должен был вывести их прямо под жертвенник. Шли медленно потому, что Вадим ещё опасался за свой позвоночник, но всё было нормально. Правда, пока шли, Давид, молча, пыхтел, но не пытался подогнать впереди идущего: мало ли по какой причине Вадим идёт медленно? Собственно, до начала мистерии времени оставалось довольно много, так что спешить было некуда.

И всё-таки к началу мистерии диверсанты чуть не опоздали, хотя вся их диверсия заключалась в похищении жертвы. Для них, может быть, всё выглядело нормально – пришли освободить девушку, вернуть своё и обломать планы устроителей шабаша. А вот для самого главного устроителя Сатаны-Дьявола-Мефистофеля-Люцифера-Вельзевула и пр., всё выглядело не так уж хорошо.

Начало мистерии состоялось вовремя, даже без всемирно принятого московского пятнадцатиминутного лимита времени. Сначала Председатель собрания миловал и наказывал, как положено, ловил взгляды восхищения от присутствующих дам, особенно от молодых ведьм и неофиток, а вот когда попытался принести самому себе жертву, то жертва вдруг воспротивилась! Такого никто не помнит со времён царя Гороха. Надо же! У какой-то московской пигалицы хватило наглости швырнуть нательным крестом и куда!..

Люцифер то ли от неожиданности, то ли от невиданного девичьего безумства сделал несколько скачков по подземному коридору на четырёх лапах и потерял сознание. А когда слуги самые верные и скверные утащили Председателя в комнату для свиданий и привели в чувство, было уже поздно. Жертвы на алтаре не оказалось! Кто же посмел открыть оковы и выпустить девушку, так и не отведавшую сатанинских ласк?!

В общем, Дьявол находился в дьявольском бешенстве и взбудоражил всех присутствующих. Каждый из них понимал, что если удастся поймать беглянку в московском андеграунде, то награда превысит всё мыслимое и немыслимое. Тысячи висельников, убийц, демонов, ведьм, колдунов и прочей нечисти кинулось обшаривать подземку. А беглецы, к счастью, были уже далеко.

Решительным братьям-изобретателям с трудом, но удалось-таки незаметно протащить всех троих на «Крота» и загрузить в моторный отсек, куда не разрешалось входить никому, кроме конструкторов.

Перед запуском двигателя Андрей заглянул к беглецам и сообщил, что за сбежавшей девушкой охотятся все подземные силы, но через минуту старт. Конструктор ушёл, а минута перед запуском оказалась такой долгой, что можно было в это пространство вместить всю прошедшую жизнь троих беглецов. Но искра зажигания, наконец-то сработала, двигатель нехотя чихнул, и турбина принялась вращаться, с каждой секундой набирая скорость. Аппарат дрогнул и ощутимо двинулся. Все внутренние перегородки задрожали, будто бы металлическую конструкцию охватила нормальная человеческая дрожь.

Время повисло в пространстве неподвижной молекулой, которую нельзя было трогать ни под каким соусом.

Троим беглецам, запертым в отдельном отсеке, казалось, что если кто-нибудь из них пошевелится, либо просто закашляется от поднявшейся вокруг пыли, то «Крот» обязательно сломается, и внутрь аппарата проникнут вездесущие айрисы. Тогда алтарь мистерии шабаша пополнится ещё двумя жертвами. Собственно, и конструкторам избежать наказания не удалось бы, поэтому все причастные к бегству испытывали некоторый диссонанс сознания. В том числе и Лариса Степановна.

Уж она-то переживала за беглянку больше всех. Ещё там, наверху, в Доме Чертковых, Лялька интуитивно почувствовала, что девушка и есть тот самый ключ времён, тот мостик, соединяющий прошлое и настоящее, который необходимо беречь и не давать в лапы нечисти.   

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or