Братья и сестры! Просим внести посильную помощь на это Богоугодное дело.

Подробнее >

В нашем журнале публикуются статьи и видеоклипы различных авторов, но это не значит, что редакция журнала согласна с каждым автором. Важно, чтобы читатель сам видел и осознавал события, происходящие в России и за рубежом.

С уважением, редакция

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Сейчас 68 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Опубликовано 27.03.2019

Виктор МальцевВиктор Мальцев Казаки со своим геноцидом впали в мазохистскую кому. Неужели не стыдно трезвонить на каждом углу о том, как вооруженный народ, с многовековой славной военной историей, сначала стравили между собой как бойцовых баранов, а затем зачистили революционными рабочими, которые оружия в руках отродясь не держали. 

Тот, кто не помнит прошлого – не имеет будущего.

Тот, кто живет прошлым – не имеет ни будущего, ни настоящего.

 

Чем дальше от самой бесславной страницы в истории российского казачества – начала геноцида казаков, формально обозначенного 24 января 1919 года, – тем слезливее мифы о «невинно убиенных» при этом хорошо вооруженных казаках.

Миллионы уничтоженных казаков, реки крови, сожженные станицы, окровавленные клыки большевиков живьем пожирающих казачьих младенцев – цифры и страсти растут в геометрической прогрессии.

Все эти слезливые причитания про геноцид имеют явные признаки искусственно организованной и хорошо управляемой политики. Цель этой политики – добиться, на генетическом уровне, от новых поколений казаков состояния страха и невозможности сопротивляться властям.  

Показательный пример. Один из современных «Верховных атаманов», при любом публичном контакте с казаками, рассказывает историю про свою «бабуню», которая несколько старых фотографий мужа-казака и отца-казака каждый вечер заворачивает в платок и закапывает в огороде. Утром откапывает и ставит на полочку. Объясняет это тем, что «КГБУ приходить ночью».

Видимо, атаман хочет подчеркнуть, типа вот как нам казакам тяжело живется при проклятых большевиках. (То, что Сталин реабилитировал казаков в 1936 году, основная масса современных «казаков» вообще не знает). На самом деле, внедряется бацилла страха перед неизбежным приходом КГБ ночью. Какое уж тут «возрождение» вольного казачества.

И ведь своего добились. 90% процентов современных казаков просто парализовано страхом. Перед властью, перед законами, перед тенью собственной истории. Особенно умиляет идея законопослушности казаков – эдакие волки-вегетарианцы. Соответственно, главное средство «борьбы» казаков за свои права – тонны макулатуры с челобитными Государю Императору, то есть Путину (если сдать на макулатуру – можно полк казаков вооружить).

За двумя зайцами

Во время революции казаки потеряли всё, подменив основополагающую идею, «Выживания» на земле Присуда, на идею «Служения» – пресловутое: «За Веру, Царя и Отечество». Забыли казаки, что вдалбливаемая столетиями идея «служения» России и Государю Императору – это не форма самоопределения казаков, а форма договора казаков с российской властью, а именно, с самодержцем.

Предметом этого договора была политическая автономия и земельная собственность территорий казачьих войск, в обмен на службу казаков   в иррегулярных частях царской армии.  

И, заметьте, никто не обсуждал: сословие казаки, этнос, или народ. Весь понятийно-исторический спам, кто есть казаки, появился именно с приходом либералов к власти в России.

Отречься от престола в решающий момент войны – более подлого завершения трехсотлетней истории самодержавия в России представить невозможно. Николай II отрекся не от верховной власти. Он отрекся, как от ненужного и «от лукавого», от каждого из 170 миллионов человек, проживавших в Российской Империи, от солдат и офицеров, защищавших Россию на фронте, от матерей и детей, уповавших на Царя Батюшку, от ответственности и долга перед народом и страной. «Помазанник» предал и Бога, от имени которого он правил.

Факт отречения царя избавлял казаков от каких-либо обязательств перед любой властью, пришедшей на смену самодержавию.  

Казакам надо было просто закрыть границы территорий казачьих войск и тупо дождаться, кто выиграет схватку за власть в России – большевики или буржуи. И заключить новый договор с победителем. Только и всего. Увы. Идеология «служения» оказалась сильнее инстинкта самосохранения.

Кинувшись воевать то за белых, то за красных, казаки предали сами себя и обрекли себя на месть любой победившей стороны. Предателей не любит никто. Сомневаюсь, что месть победившей буржуазии была бы менее жестокой, чем месть большевиков.

И тем не менее Сталин реабилитировал казаков в 1936, как только избавился от Троцкого и троцкистов.

Сами себя высекли

И самый неприятный факт, в котором казаки не хотят признаваться самим себе – «расказачивание» и геноцид начали самими казаками ещё при правлении атамана Краснова, который поставил задачу уничтожить всех казаков сторонников Советской власти. Полный набор геноцида: лишение собственности и жилья, высылка из станиц, каторга и т.д.

Соответствующее постановление, направленное против красных казаков, было принято Кругом спасения Дона в мае 1918 года, почти за год до директивы Оргбюро ЦК РКП(б). Указ Большого войскового круга, направленный против казаков-фронтовиков, вступивших в Красную Армию, вышел в октябре того же года: всех красных казаков, попавших в плен, казнили.

Знали бы «красные» казаки, что на Дону их примут как казаков, а не как «красных», а в то время заблудиться было проще простого, история казачества, да и России, пошла бы по другому пути.

Братоубийственную войну между казаками развязал именно Краснов. Генерал не сумел освободить от большевиков Петроград, сдался и был отпущен под «честное слово офицера, что не будет более бороться против Советской власти». Сбежав на Дон, он с марта 1918 года вернулся к активной антибольшевистской деятельности, и всю свою жизнь мстил большевикам за свою ложь.

Образ народа определяется поведением его лидера. Краснов на тот момент олицетворял собой всё казачество России. За клеймо казачьего генерала без чести и совести – казаки заплатили тысячами своих жизней и исковерканной судьбой целого народа.

И рубали казаки казаков и жгли собственные станицы с невероятной жестокостью. Поскольку и те, и другие считали своих врагов предателями. Парадокс в том, что предателями были и те, и другие. Для красных предателями были белые казаки, для белых – красные. Крайними оказались казаки, не примкнувшие ни к белым, ни к красным.

Это потом пришло осознание, как сказал Григорий Мелехов в романе Шолохова «Тихий Дон»: «Что коммунисты, что генералы – одно ярмо». Но это понимание казакам пришло слишком поздно.

Сегодня важно понять, почему современным казачеством выбрана не славная история сопротивления казаков, как белым, так и красным, и вынужденное отступление перед превосходящими силами противника, а самая убогая, сиротская версия геноцида казаков, как народа.

Или не выбрана, а грамотно казакам навязана.

Постоянные оговорки казаков на мероприятиях, посвященных началу геноцида, «сегодня мы отмечаем знаменательную дату – начало геноцида…» вообще наталкивает на мысль, что, если бы геноцида не было, его надо было бы выдумать, как евреи выдумали Холокост.

Те же грабли через сто лет

Столетие начала еврейского геноцида казаков пришлось аккурат на время нового пришествия евреев во власть в России. Однако никаких репрессий по отношению к казакам не наблюдается. Наоборот, государство вдруг неожиданно воспылало любовью к казакам и создает Всероссийское казачье общество с Верховным атаманом во главе.  

Или мир перевернулся, или казаков опять дурят.

Всё становится на место, стоит задать вопрос: а где живут эти тысячи хоть реестровых, хоть не реестровых казаков? Чеченцы – живут в Чечне, осетины – в Осетии. Даже ханты с мансями живут в Ханты-Мансийском автономном округе. Сто лет назад казаки жили на территории Всевеликого Войска Донского – но сейчас там Ростовская область; жили на территории Всекубанского Казачьего Войска – но сейчас там Краснодарский край.

А жить казаки должны на территориях казачьих войск – исконной собственности казаков. СССР – нет; коммунистов – нет; а земли казакам никто возвращать не собирается.   При этом сами казаки двадцать лет обсуждают свои традиции, охрану правопорядка, борьбу с наркотиками и прочую ерунду.

Надо бы отмечать не столетие геноцида, а столетие собственной глупости и очередное наступление на грабли. С созданием государственного реестра, романтическая эпоха возрождения российского казачества закончилась, началась эпоха выживания казачьего народа.

Бездарная национальная политика казаков, а точнее её отсутствие, позволила евреям, в годы революции сначала стравить казаков между собой и заставить рубать друг друга, а потом военизированный народ, имеющий многовековую военную историю, зачистили революционными крестьянами и рабочими, отродясь оружия в руках не державшими.

Память павших казаков надо чтить минутой молчания, а не слезливыми стенаниями и дешёвым пиаром нынешних казачьих «лидеров». Как и сто лет назад, никакой национальной политики у казаков нет. Как и сто лет назад, казаки мочат друг друга (пока ещё не рубят, но это скоро наступит), выслуживаясь перед еврейской властью, оккупировавшей Россию.

С той лишь разницей, что сто лет назад казаки бились за свою землю, за свои станицы; а сегодня казаки готовы убивать друг друга за мифы, внедренные властью.

Неужели не понятно, что народ, живущий на оккупированной территории, может иметь только ту историю, которую ему позволяют оккупанты. Чего бы там казачьи историки и родовые казаки у себя на кухнях и в соцсетях про себя любимых не трезвонили.

Если уж всей России втюхивают про советские калоши, на которых Гагарин летал в космос, то уж с историей казачества можно делать вообще всё, что угодно.

Это ж надо было так задурить казаков, что и через сто лет они всё в белых и красных играют. Нету, и не бывает казаков: ни белых, ни красных, ни зеленых, ни полосатых в крапинку – есть казаки, которые готовы сложить свою дурную башку за белых или за красных; за царя, за веру, за Путина, за чёрта лысого – только не за самих себя, свою землю и свой народ.

Продавливание властью идеи «служения» грамотно сочетается с дискредитацией казаками самих себя. Доходит до абсурда и откровенной шизофрении. Один «верховный» атаман собирается срывать погоны с казаков, если они не любят Путина (обратите внимание, не Путина гнать взашей, за антиказачью политику, а погоны с казаков срывать).

Другой провозглашает Путина императором. Третий клянчит у Путина стать верховным атаманом. При этом конфликт между «служаками» атаманами и руководимыми ими казаками достиг уровня противостояния белых и красных казаков в 1918 году.

Один из самых успешных проектов дискредитации казачества – склоки между казаками в соцсетях, которые давно вышли за границы какого-либо приличия. Тон задают так называемые «родовые» или (новая феня) «природные» казаки, наделившие себя полномочиями блюстителей казачьей идентичности.

Уровень агрессии и некомпетентности говорит о том, что 90% из них – элементарные провокаторы и тролли. Но дело уже сделано. Образ казаков в соцсетях в виде тупого, агрессивного быдла, которые только и делают, что собачатся друг с другом и хамят всем по любому поводу, уже создан.

И главная фишка современной власти – «у вас нет специальных знаний». Ну, о какой территориальной автономии, самоуправлении, работе с бюджетами всех уровней, банками, ценными бумагами и инвестициями могут мечтать эти малограмотные и патологически агрессивные маргиналы?

За двадцать лет чеченский народ успел разрушить и построить заново свою республику. А казачий народ, кроме исторического онанизма, соплей про геноцид и таскания поповских хоругвей – ровным счетом ничего для себя не сделал.

Почем геноцид для казаков

Коммерческую сторону геноцида обсуждать вроде бы не этично. Однако на этой теме политический, а соответственно и реальный капитал сколотило столько народу, что обойти тему не получается.

О геноциде можно болтать бесконечно, обвиняя мифических и давно сгинувших большевиков и коммуняк. Можно даже с местных властей и беглых на Запад казаков бабла срубить. Тема абсолютно безопасная и прибыльная. Вот на ней масса казаков и подъедается.

Если разобраться, «срубить бабла по легкому» – это и есть, как говорят ментовские следаки, «мотив» истерики по поводу геноцида. Евреи на Холокосте столько бабла подняли, почему бы казакам не попытаться.

Атаман Захаров вон уже 5 миллиардов долларов у правительства РФ отсудить собрался. Водолацкий, когда говорит о геноциде, аж повизгивает и причмокивает, предвкушая кусок бюджетного пирога.

Сколько бабла поднял на канувшей в лету борьбе большевиков с казаками самый казачий из казаков Мелихов – никто никогда не узнает. А уж диссертаций и книжек о геноциде за бабки тех самых коммуняк написанных – пруд пруди.

И мы опять возвращаемся к вопросу, какую часть своей истории казакам на оккупированной территории помнить дозволяется, а какую нет. Тема геноцида как-то слишком удачно подменяет тему оккупации казачьих территорий.

Сегодня о геноциде не рассуждает только ленивый, а вот говорить об освобождении казачьих земель от оккупантов – смертельно опасно. Поскольку вопрос упирается   в пересмотр итогов приватизации и интересы сегодняшней оккупационной власти.

Поэтому нигде, ни в одном выступлении того же Водолацкого, Долуды или Громова вы об оккупации казачьих земель не услышите, а уж тем более о немедленном возвращении казакам своей собственности.

Ни в одной из тысяч «программ развития» казачьих «обществ» от станицы до войска, не ставится задача изгнания оккупантов и возвращения казачьих земель. Вечная туфта, про обычаи и традиции казаков, служение Отечеству, военно-патриотическое воспитание и пресловутую «казачью экономику». 

***

Самой губительной в пакете идей про геноцид оказалась идея «компенсации». Проигравшие войну обычно проводят работу над ошибками и развиваются бешенными темпами. По уровню экономического развития сегодня уже не понятно, кто выиграл войну: Россия или Германия, Россия или Чечня.

Казаки, пребывая в полной уверенности, что государство должно выплатить компенсацию за геноцид, как компьютер зависли с открытым ртом и протянутой рукой. Чувство хозяина своей земли, которую надо любить, защищать и обустраивать, у нищих попрошаек не появляется. 

Кубань и Дон либералы грабят круче, чем большевики, а казачки у этой же воровской власти выклянчиваю копеечку на геноцид. Именно желание протиснуться поближе к кассе выдачи компенсаций породило истерию, невесть откуда взявшихся, родовых и природных казаков. Чем родовитее «родовой», тем ближе к кассе.

Особенно абсурдно ситуация с казачьей собственностью выглядит в Новочеркасске – провозглашенном самими казаками Столицей Мирового казачества.

Новочеркасск, который казаки элементарно могли бы купить вскладчину вполне законным методом акционирования, и сделать круче Сингапура – так и стоит убогим символом «единственной части русской нации, способной к самоорганизации». Обманул казаков Лёва Троцкий – сволочь еврейская. Не способны казаки к самоорганизации.       

Казаки так и не поняли, что тема геноцида – 100% разводка и подмена сути возрождения. Даже если государство что-то выплатит (хотя с какой стати – нынешние либералы правопреемниками большевиков себя не считают), казакам уж точно ничего не достанется.

Ещё хуже, если какие-то деньги казаки все-таки получат. Безусловно, деньги получат реестровые казаки, и тема геноцида будет закрыта: бабки получили – ну и заткнитесь.

Будет закрыт вопрос и по земле – компенсация состоялась, государство свои обязательства выполнило. Гуляй, казак. Слушай сказки Водолацкого и Долуды про казачью экономику.

Казачья экономика или войсковая казна

Девяностые годы наглядно показали, что происходит с народом и со страной, у которой рухнул национальный бюджет – её оккупируют безо всяких ракетных ударов и танковых рейдов.

Путинская эпоха показала, что происходит со страной и народом, когда национальный бюджет разворовывается. Государство становится изгоем, а основная часть населения плавно входит в штопор нищеты и впадает в экономическую и социальную депрессию.

Казакам на исторической развилке «Выживание» – «Служение», указатель «выживание» замазали густым слоем страстей по геноциду, сверху мелкими буквами нацарапали «компенсация»; зато на стрелке «служение» развесили целые гирлянды морковок, лапши, погон, чинов и даже немного реальных бабок.

Смысл всех этих манипуляций очень прост: стратегия «выживания» казачьего народа предполагает территориальную автономию и национальный бюджет (войсковую казну). Чтобы казакам выжить, нужно забрать бюджет той же Ростовской области, или любого казачьего региона.

Казачьим войскам Российской Империи принадлежало 88 286 189,5 гектаров земли. Церкви земли вернули. Причем, земли вернули не конкретным попам, а институту церкви. (Почему-то попам, как казакам, не выделяют частные наделы для ведения фермерского, пардон, церковного хозяйства). Надо вернуть земли не индивидуальным казакам, а институту казачьего территориального самоуправления, то есть казачьим войскам.

С правовой точки зрения – ситуация вообще абсурдная. Государственные должности «казаков» в виде «атаманов войск» – есть; нагромождение «законов» о казачестве, начина с «Закона о реабилитации репрессированных народов» – есть; а вот субъекта их исполнения, то бишь этих самых казаков – ни институционально, ни юридически нет. 

А пока нет субъекта взаимодействия – казаки никто и зовут их никак. И будут их делить на белых и красных, реестровых и не реестровых все, кому не лень.

Самое любопытное, если нет субъекта права, называемого «казаки» – кому выделяются многомиллиардные государственные субсидии «на государственную поддержку казачества»?

***

Почему рассосалось мощное движение за возрождение казачества в 90-е – «У пана атамана нема золотого запасу и хлопцы начинают разбегаться в разные стороны».

Когда Москва утвердила решение Ростовского областного Совета народных депутатов, (8 сессия, 21 созыв, Решение от 03.12.1991 года) о создании казачьей Донской Республики –казаки занимались демагогией, а не взяли на себя управление областным бюджетом.

Сделать всех казаков на своей земле богатыми и счастливыми, при современных технологиях акционирования и опыте ОАЭ, Китая и светлой памяти Муаммара Каддафи – вообще не вопрос.

Напротив, стратегия «служения» не предполагает никакого бюджета. Подрядился казак в реестр – получай зарплату. Зарплата «казакам» так же, как и любым силовикам, формируется в федеральном бюджете и будет, безусловно, украдена атаманами в момент формирования. 

Кстати, реестровым дурням стоит взять в руки листочек бумаги, карандаш и элементарно посчитать, что им выгоднее – зарплата, за которую потребуют разгонять демонстрации и мочить братьев казаков, или безбедная жизнь для себя и своих детей на своей земле.

Я есмь казак

Как не печально, но сегодня казаки от целей возрождения стоят ровно на двадцать лет дальше, чем в девяностые. Вначале девяностых казаки были едины, и это была сила. Главное даже не это, главное – собственность была ещё коллективная, советская.

Достаточно было забрать власть, на своих исконных территориях, сделать всю собственность войсковой и организовать самоуправление. Не сподобились казаки.

Создание реестра, планируемое назначение верховного атамана и практически разворованная собственность на казачьих территориях, поставили вопрос выживания казаков ребром. Как выжить, когда отняли не только Богом данную землю Присуда, но само имя «казак».  

Кто такой казак сегодня – выйди на улицу и посмотри – ментовский прихвостень. Никто в исторические книжки заглядывать не будет, чего там казаки в Париже делали, всё в телевизоре: казаки – это жандармы и цепные псы власти.

***

Есть и безусловный позитивный результат двадцати лет броуновского казачьего движения. За реестром захлопнулась дверь надежды на взаимопонимание и взаимодействие казаков и власти. Казакам остается надеяться только на себя.

С чего начинать? С самоопределения, конечно, всё начинается с самоопределения. «Я есмь» назвал Бог сам себя Богом потому, что он был уверен, что он Бог. А ведь могли и камнями побить.

Казаку для самоопределения сегодня нужно немого больше чем Богу. Мало сказать: «я есмь казак», требуется сказать: «я есмь казак, на моей земле». И побить могут не только камнями.

Реальность в том, что судьба народов и государств определяется социальной практикой, а не мифами. Казачество может быть только таким, каким его делают современные казаки, а не таким, каким оно существует в мифах и исторических предпосылках.

Никаких исторических предпосылок, например, у монгола Чингизхана создать самую большую за всю историю человечества империю не было. Более того, Чингизхан создал самую мощную за всю историю человечества армию, отказавшись от «исторических предпосылок», а именно: родоплеменных основ. Сотниками и темниками становились любые монголы, проявившие себя в боях.

Кстати, именно этот метод позволил Сталину создать самую дееспособную в мире армию и разгромить армию Гитлера, основанную на кастовом принципе генералитета. В любом случае, движущей силой победы являются территориальные интересы, поскольку никакой национальной культуры, традиций и обычаев без своей земли не бывает.

Никаких исторических предпосылок превращать казаков в реестровых бойцовых холопов без роду и племени у нынешней воровской власти нет. Но ей нужно, и она это делает. А уж «историки» надергали из истории нужных мифов про служение, сословие и прочую ерунду.

Только пересмотрев итоги приватизации на казачьих территориях, только вернув в общественное казачье пользование земли и налоговую базу с предприятий находящихся на территориях казачьих войск – можно говорить о возрождении казачества.

Мы все удивляемся, почему арабы, шведы и всякие финны живут в условиях социального государства, а мы в условиях жлобского феодализма.

Распределение доходов государства между всеми членами общества уже стало нормой в большинстве государств мира. Казаки вправе создать систему социального благополучия на территориях казачьих войск, от социальных выплат и бесплатной медицины и образования, до выплаты казакам на свадьбы, рождение детей, строительства жилья и оплату образования в России и за рубежом.

Вот что, на самом деле, понимается под «казачьей экономикой», а не бредовые идеи передачи казакам для крышевания рынков, и создания казачьих фермерских хозяйств.  

Что делать – знают все. Как делать – не знает никто.

Особенно умиляет, когда атаманы втюхивают казакам про традиции и обычаи, которые надо чтить и соблюдать, типа это и есть форма идентификации казаков. Конечно, с системным анализом у казаков туговато.

Требовать соблюдать традиции и обычаи казаков на оккупированной территории может или малограмотный дурак, или провокатор. Обычаи и традиции – это воплощенная форма принципов власти и самоуправления на собственной земле. Принципы самоуправления определяются законом выживания народа.  

Казаки конституируются территорией Присуда и родовой наследственностью, а не фольклором. Традиции и обычаи без самоуправления на собственной территории – это ритуалы и обряды американских индейцев. Ещё никому не удавалось изгнать оккупантов со своей территории песнями и плясками.

Сегодня выживание казачьего народа может обеспечить только возвращение казачьей собственности – территорий казачьих войск, а традиции и обычаи будут обновляться в соответствии с изменившимися принципами самоуправления.

***

Создание реестра не оставило казакам выбора: либо поставить крест на самой идее самоуправления – ну какое самоуправление в жандармском управлении; либо предпринять нечто неординарное и уже не в целях «возрождения», а в целях «выживания».

Казакам сегодня, как воздух, нужен проект реального действия, имеющий материальное, предметное воплощение, позитивный и нужный исключительно казакам. Ни государству с его пресловутым служением, ни попам, у которых без казаков скоро вообще паствы не останется; а самим казакам.  

Основной (базовой) идеей выживания казаков, как народа, является идея Присуда. В идее Присуда аккумулируется не только присужденное Богом, историческое право казаков владеть Старым Полем, берегами рек Дона и Донца «сверху до низу», и «с низу до верху», но и все территории казачьих войск.

Воплощением идеи Присуда, безусловно, является Столица казаков город Новочеркасск. Национальная Столица – это символ народа, критерий его активности и успешности. 

Если казаки находятся в процессе возрождения, то возрождения, прежде всего, требует Столица казачьего народа. Реконструкция Новочеркасска силами самих казаков может стать материальным воплощением процесса возрождения и ответить на основной вопрос – есть казаки в России, или их нет.

Судьба собственной Столицы, это не местечковая ответственность новочеркасских казаков, – это ответственность каждого казака России и зарубежья. Сделать Новочеркасск самым красивым и самым технологичным городом в мире – это лучший памятник и расказачиванию, и геноциду.

Способы реализации этого проекта могут быть разные. Многие, наверное, слышали такую фамилию как Джон Сорос. Так вот, этот самый Сорос показал всему миру что социальные глобальные проекты можно реализовывать, вообще не входя в конфликт с властью и законодательством.  Думаю, что Сороса можно не только хаять, но и кое-чему у него поучиться.

Например, создать Международный Фонд реконструкции Новочеркасска. Это практически идеальная форма легальной приватизации казаками собственной Столицы.

Инвестиции в выживание

Не сумев решить вопрос с войсковыми бюджетами в девяностые, казаки обрекли сами себя на нищету и бесправие. Чего стоят тысячи «казачьих обществ» с нулевыми бюджетами. Чего стоят сами казаки, если каждого казака, кто проявляет хоть какую-то активность, целенаправленно доводят до нищеты.

Государство услужливо подсунуло идею «индивидуального выживания». Практически все атаманы «возрождения» – достаточно богатые люди. Но индивидуальное обогащение не решает задачу выживания казачьего народа.

Любая власть инвестирует исключительно в свое собственное выживание. Создавая реестр, власть инвестирует в свою безопасность. С какого бодуна казаки решили, что власть будет инвестировать хотя бы копейку в «возрождение» конфликтного по своей природе казачества – никакому осмыслению не поддается.

Надо помнить, как «Отче наш», что казачий народ сформировала не идея «Служения», а идея «Выживания» на земле Присуда. Господь Бог инвестировал казаков землей. Идее «защиты инвестиций» было подчинено все: обычаи, традиции, верования, система военной подготовки, и вообще весь образ жизни.

Сегодня вопрос один – где взять инвестиции в выживание. Господь Бог щедр, но не настолько, чтобы инвестировать в глупость и предательство. Предав Присуд, казаки предали Бога, который им эту землю присудил. Вернуть Присуд, отказаться от идеи «служения» и вернуться к идее «выживания» – вот, собственно, и вся стратегия возрождения. 

Идея «выживания», во всей своей жестокости, задает границу между казаками и остальным миром. Мир всегда злее и больше чем любой народ, и, чтобы выжить, надо объединяться. В рамках идеи «выживания» нету казаков белых или красных, бедных или богатых – есть необходимость выжить всему народу, вернув во владение свою землю.

Если сегодня ещё нельзя вернуть территории казачьих войск, то сделать Новочеркасск своим Ватиканом и Меккой одновременно – казакам вполне по силам.

А если весь казачий народ не способен сорганизоваться и сложиться на реконструкцию даже собственной Столицы – грош цена тому народу.

 

 

Виктор Мальцев,

директор Международного центра стратегического проектирования

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or