Братья и сестры! Просим внести посильную помощь на это Богоугодное дело.

Подробнее >

В нашем журнале публикуются статьи и видеоклипы различных авторов, но это не значит, что редакция журнала согласна с каждым автором. Важно, чтобы читатель сам видел и осознавал события, происходящие в России и за рубежом.

С уважением, редакция

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru

Сейчас 108 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Андрей Савельев поделился  с нашим  журналом этой публикацией. Во всяком случае, о печальной истории нам надо всегда помнить, ведь господам жидовским оккупантам только того и надо, чтобы русский народ превратился в Иванушку, родства непомнящего.
 
 
На данном изображении может находиться: люди стоят
Сергей Геннадьевич

1 мая 1919 года Лениным было дано секретное председателю ВЧК Дзержинскому указание с таким требованием «великого гуманиста»: «попов… арестовывать, как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше» .
Одичание «революционных масс» достигло тогда немыслимых форм; причем архиереев и священников чаще всего убивали свои же бывшие российские сограждане, соблазненные и оболваненные безбожной большевицкой пропагандой.
В Воронеже в 1919 году одновременно было казнено 160 священников во главе с архиепископом Тихоном (Никаноровым), повешенным большевиками на Царских вратах в храме монастыря св. Митрофана; при этом семь бывших с ним монахинь были брошены злодеями в котел с кипящей смолой. В Харькове с декабря 1918 года по июнь 1919 года расстреляли 70 иереев Харьковской епархии; в Перми в 1919 году, после занятия ее Белой армией, были обнаружены тела 42-х замученных священнослужителей; в Тобольске в 1921 году большевики убили около ста священнослужителей.
Жестокость коммунистических расправ в эпоху Гражданской войны не имела границ: архиепископа Тобольского Гермогена (Долганева) утопили в р. Туре - притом дьявольски изощренным способом: он «был привязан к лопастям колесного парохода... Посаженный на кол, в Самаре погиб епископ Михайловский Исидор (Колоколов)... Епископа Платона [Кульбуша. – д. Г. М.] Ревельского, обливая водой на морозе, обратили в ледяной столб. Епископ Соликамский Феофан (Ильминский) [вместе с двумя священниками и пятью мiрянами. - д. Г. М.]… был спущен ночью вниз головой в прорубь, причем замерзшие края прорубной ямы палачи пробивали плечами и телом епископа» .
Христиан варили в котлах с кипящей смолой, распинали (три священника, например, были распяты на крестах в 1918 году в Херсоне), топили с привязанными к ногам камнями, снимали с несчастных скальпы, тела их рубили топорами на куски.
Таких злодейств Русь не знала даже в нашествие Мамая!
Причем это не было «излишествами революционного процесса», а закономерным проявлением всей его богоборческой и бесчеловечной сути, проявлением политики, сознательно направлявшейся и поддерживавшейся коммунистами из центра: непосредственно сами главари большевизма и возглавляли весь зверский процесс расправы с христианами Православной России.
Так, например, в августе 1918 года епископ Амвросий (Гудко) был убит по специальному указанию Троцкого, неожиданно нагрянувшего в Свияжск со всем своим штабом (епископа замучили, привязав к хвосту лошади)…
Но и становясь невинными жертвами своих палачей-Богоборцев, многие из этих святых новомучеников Российских встречали собственную смерть за Христа, молясь за убийц и уподобляясь тем самым своему Небесному Искупителю.
Так, по рассказам свидетелей, первомученик митрополит Киевский Владимiр, перед расстрелом воздев руки, «...молился: Богу: “Господи! Прости моя согрешения - вольная и невольная, и приими дух мой с миром”. Потом он благословил обеими руками своих убийц и сказал: “Господь вас благословляет и прощает”. И после этого, когда митрополит не успел еще опустить рук, он был убит тремя выстрелами.
Иеромонах Афанасий монастыря «Спасов скит», выведенный на казнь, стал на колени, помолился, перекрестился, поднявшись с колен, благословил стоявшего против него с ружьем большевика и поднял руки вверх. Палач хладнокровно застрелил только что благословившего его пастыря.
Архиепископ Астраханский Митрофан перед расстрелом благословил своих мучителей, за что один из них начал бить его рукояткой револьвера по рукам, затем схватив святителя за бороду, с силой пригнул его голову к земле, так что порвал ему рот, и после подобных издевательств застрелил мученика в висок.
Протоиерей Иоанн Восторгов, известный на всю Россию проповедник, настоятель собора Василия Блаженного в Москве, перед расстрелом благословил всех приговоренных вместе с ним и первым подошел к вырытой яме...
Епископ Балахнинский Лаврентий (Князев) во время расстрела призывал солдат к покаянию, проповедовал им, стоя под прицелом, о будущем спасении России. Русские солдаты расстреливать его отказались, был расстрелян китайцами.
Епископ Никодим Белгородский перед расстрелом, помолившись, благословил солдат-китайцев, и те отказались стрелять. Тогда их сменили новыми, и Владыку вывели к ним, переодетого в солдатскую шинель» .
Убийства священнослужителей почти неизменно сопровождались циничными издевательствами над ними. Так, по преданию, настоятеля Казанского собора в Санкт-Петербурге протоиерея Филосóфа Орнатского (1860–1918) привели на расстрел с двумя сыновьями и спросили: «Кого сначала убить - вас или сыновей?» Отец Орнатский ответил: «Сыновей». Пока их расстреливали, он, став на колени, читал «отходную» молитву, после чего убили и его .
Сохранились и многие другие свидетельства о подобных же зверских казнях христиан, характеризующих всю меру нравственного падения новоявленных «борцов за счастье всего человечества»; приведем здесь лишь еще несколько таких страшных свидетельств (особенно - для тех немногих, кто до сих пор способен еще верить в «гуманизм» коммунистический идеи): «...Священника Никольского вывели из женского монастыря Марии Магдалины, заставили раскрыть рот, вложили в него дуло маузера и со словами “Вот мы тебя причастим” выстрелили. Священнику Дмитриевскому, которого поставили на колени, сначала отрубили нос, потом уши и наконец голову... В городе Богодухове всех монахинь, не пожелавших уйти из монастыря, привели на кладбище к раскрытой могиле, отрéзали им сосцы и живых побросали в яму, а сверху бросили еще дышащего старого монаха и, засыпая всех землей, кричали, что справляется монашеская свадьба» .
Помимо проявленной в период этих гонений многими христианами удивительной стойкости духа и твердого стояния за Христа и Его Церковь, немало было дано тогда и примеров высшей человеческой самоотверженности - принесения себя в жертву за своих ближних. Так поступил, например, петроградский протоиерей Алексий Ставровский, арестованный и вывезенный в Кронштадт в качестве заложника - после убийства Председателя Петроградского ЧеКа Урицкого. «Заложников выстроили на плацу и объявили: “Каждый десятый будет расстрелян в возмездие за Моисея Соломоновича Урицкого, а остальных отпустят”. Рядом с протоиереем Алексием Ставровским стоял совсем молодой священник, на которого выпал жребий, и отец Алексий предложил ему: “Я уже стар, мне недолго осталось жить…, иди себе с Богом, а я стану на твое место”. После расстрела тело мученика было брошено в воды Финского залива» .
…К сожалению, обо всех этих страшных событиях, с самого начала выявивших духовную сущность советской эпохи, до сравнительно еще недавнего времени не было принято говорить достаточно громко, да, впрочем, и сейчас преступления большевизма никакой должной - ни правовой (официально-государственной), ни сугубо нравственной (общественно-всероссийской) оценки так и не получили: какие-либо осуждающие коммунистическую идеологию юридические акты в России до сих пор отсутствуют.
Однако требование исторической - пусть и ужасной - правды о преступлениях части российского народа пред Богом и людьми - своими же собратьями, заставляет свидетельствовать о том, до какой степени богоотступничества (а отсюда, естественно, и бесчеловечности) дошла тогда страна под названием «революционная Россия».
И потому ныне каждый из наших сограждан старшего и среднего поколения (многие из которых еще и сегодня скорбят о былом своем якобы «благополучии» под сенью коммуно-советского строя!) - каждый, в ком есть хоть капля человечности и высшей справедливости духа, должен ясно осознавать, что любой прежний кусок «советского хлеба», прежний кусок «советской колбасы» - даже несмотря на то, что он был добыт, возможно, вполне честным его личным трудом - волей-неволей был изначально и навсегда обильно полит кровью и слезами миллионов жертв коммунизма, столько десятилетий владычествовавшего в России.
И так оно и останется до тех пор, пока сам коммунизм не будет сознательно и бесповоротно, с внутренним духовным омерзением, осужден и проклят всем, ВСЕМ русским народом!
Кто-то может спросить: ну, зачем же так «круто»?
Они, мол, нынче ведь уже совсем другие – мирные, никого не расстреливают, а тот же тов. Зюганов вон даже и по монастырям разъезжает, святую водичку там порой попивает…
Почему – столь круто? Да потому, что нельзя - сколько бы кому ни хотелось! – служить одновременно двум «господам» - Господу и сатане, Его ненавидящему… И когда речь идет о духовной жизни или смерти каждого человека вообще, тем более – о духовной сохранности или же гибели целого народа, целой страны, нельзя мешать Правду с ложью, лекарство с ядом, саму жизнь - со смертью!
Нельзя одновременно славить и поклоняться Христу и тому же «дедушке Ленину», люто Его ненавидевшему и чья сама суть была богоненавистнической и богоборческой от начала и до конца. Тут: или – или…
Ибо сущность всей коммунистической идеи, самая сердцевина ее – абсолютное отрицание Бога как Такового!
Или современные коммунисты – вовсе уже и не верные «марксисты-ленинцы»?
Но разве не в известном ли «евангелии» их – в «Коммунистическом манифесте» – прямо написано: «Коммунизм начинается прямо с атеизма»?
И разве не Маркс заявлял, что любая религия есть «опиум народа»?
И не Ленин ли прямо говорил о том, что любая религиозная идея ему отвратительна и что Бог – есть его «личный враг»?
Но вот теперь оказывается, что – по тов. Зюганову – вполне можно считать себя якобы «верным ленинцем» и в то же время ленинского «врага» - Бога! - провозглашать своим верным «другом»!
Не есть ли это – самое прямое предательство «великого Ленина» и всего его коммунистического идейного наследия, его «дела»?
Тут перед нами - замечательное свидетельство вопиющего ревизионизма, столь характерного для теперешних коммунистов, причем, ревизионизма в самой сердцевине всей их нынешней, якобы остающейся и до сих пор коммунистической, идеологии.
И здесь для коммунистов есть только два выхода из столь - во всех смыслах малоприличной - ситуации: или перестать заниматься всей этой ревизионистской клоунадой, вернувшись к «истинному» «марксизму-ленинизму», или же признать полную и вопиющую ошибочность богоборческой стороны такого - классического типа! – «коммунизма», иначе говоря, предельного изуверства своего «дедушки» (как равно и всех своих «прадедушек») и, покаявшись во всех своих прежних обманах (назвав их, скажем, некими «заблуждениями»), во всех бесчисленных преступлениях большевизма как пред Богом, так и перед всей христианской Россией, перед всем православным народом ее, - стать обычной партией «общего» (а вовсе не марксистско-ленинского!) социал-демократического типа…
В первом случае ничего, кроме проклятия - и всей коммунистической «теории» и, тем более, коммунистической «практики» - в будущем не обеспечено.
Во втором же случае - быть может, и Господь, и православная страна наша простят их? Как говорится в народной пословице: покаянную голову и меч не сечет…
Но, знаете ли, как-то верится в такой положительный исход всего этого, столь залежалого, сатанинского дела – с большим трудом… С большим трудом…

ВЕСЁЛОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В АД

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or