Братья и сестры! Просим внести посильную помощь на это Богоугодное дело.

Подробнее >

В нашем журнале публикуются статьи и видеоклипы различных авторов, но это не значит, что редакция журнала согласна с каждым автором. Важно, чтобы читатель сам видел и осознавал события, происходящие в России и за рубежом.

С уважением, редакция

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru

Сейчас 160 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Олег Константинович Романов. 1910 год.Олег Константинович Романов. 1910 год. Единственный из царского рода Романовых, погибший на Первой мировой войне, верил, что его пролитая кровь укрепит дух русских войск. О нём никто не знал в Советское время, никто не помнит и сейчас, потому что у господ коммунистов принято было выдавать Царский род Романовых за трусливых, ничего не смыслящих в военной тактике и стратегии картонных полководцев. Подвиг князя Олега говорит об обратном, как и то, что если бы жиды при поддержке Сионистских Штатов Америки и Англии не затеяли революции, наша страна давно была бы самой могущественной во всём мире.

Творческие гены

1 августа 1914 года началась Первая мировая война, принёсшая России огромные бедствия и гибель сотен тысяч солдат и офицеров.

Среди тех, кто сложил свою голову на полях сражений, был и один представитель императорского дома Романовых. Пожалуй, менее других своих родственников подходивший для военной карьеры.

Последующие великие потрясения стёрли память о последнем из династии Романовых, павшем за Родину в бою. Спустя век после начала войны хочется вспомнить о нём.

Олег Константинович Романов родился 15 ноября 1892 года в Петербурге, во Мраморном дворце. Отцом его был великий князь Константин Константинович, матерью — Елизавета Августа Мария Агнесса, вторая дочь Морица Саксен-Альтенбургского, в России известная как великая княгиня Елизавета Маврикиевна.

Олег был пятым ребёнком в семье и четвёртым сыном, но именно про него можно было сказать — «весь в отца».

Великий князь Константин Константинович, как и все Романовы, состоял на военной службе и даже отличился во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов, однако призвание имел совершенно другое. Внук императора Николая I был увлечён литературой, писал стихи под псевдонимом «К. Р.», сочинял пьесы. В качестве президента Императорской академии наук инициировал учреждение при Отделении русского языка и словесности Разряда изящной словесности, по которому в почётные академики избирались известные писатели. Именно великий князь Константин Константинович возглавлял комитет по празднованию 100-летия со дня рождения Пушкина.

Семья Великого князя Константина Константиновича Романова. 1910 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Князь-гуманитарий

Олег Константинович тоже с юных лет тянулся к литературе, а сочинительством занялся в 9 лет, аккуратно ведя дневниковые записи, поражавшие взрослых зрелостью рассуждений.

Кумиром юного правнука Николая I стал не царственный предок, не великий полководец, а Александр Сергеевич Пушкин. За свою недолгую жизнь князь Олег Константинович успел немало сделать на ниве пушкинистики, в частности, выступил организатором издания многотомного факсимильного издания рукописей Пушкина. Правда, при жизни князя свет увидел только первый том.

Начальное образование князь получал дома, не только из-за семейных традиций, но и ввиду довольно слабого здоровья. В 1903 году он поступил в Полоцкий кадетский корпус, но числился там лишь формально, занимаясь с учителями на дому.

Про таких, как князь Олег, сейчас принято говорить — «ярко выраженный гуманитарий». Литература, история, музыка, живопись — вот что более всего интересовало его в жизни. Рассказы, очерки, пьесы, даже поэмы — молодой человек активно пробовал себя в творчестве, но считал свои опыты довольно незрелыми, и многое из созданного им нашли уже после его смерти, разбирая бумаги.

Олег Романов. 1910 год. Фото: Commons.wikimedia.org

С мечтой о Константинополе

В 1910 году, после путешествия, во время которого он посетил Константинополь, князь Олег написал стихотворение:

Остатки грозной Византии,
Постройки древних христиан,
Где пали гордые витии,
Где мудрый жил Юстиниан —
Вы здесь, свидетели былого,
Стоите в грозной тишине
И точно хмуритесь сурово
На дряхлой греческой стене…
Воспряньте, греки и славяне!
Святыню вырвем у врагов,
И пусть в Царьграде христиане,
Разбив языческих богов,
Поднимут Крест Святой Софии,
И слава древней Византии
Да устрашит еретиков.

Романтичная и творческая натура, князь Олег мечтал о возрождении колыбели православия, Византии, под властью русских царей.

То, что для более старших Романовых было геополитическими планами, почти выполненными в годы Первой Мировой войны, для Олега Константиновича было трепетной мечтой. Возможно, именно она заставляла его с началом Первой Мировой рваться на фронт. А может, как и отец, несмотря на все свои мирные увлечения, князь Олег считал своим долгом послужить Родине на поле боя.

Как бы то ни было, но произведённый в 1913 году в корнеты лейб-гвардии Гусарского полка Олег Константинович Романов с первых дней войны оказался на Северо-Западном фронте.

Подвиг

Олег Романов. 1913 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Командиры, помня, что перед ними представитель царской фамилии, пытались уберечь его от опасности, предлагали должность при штабе, но князь Олег рвался в бой.

Сослуживцы отмечали, что 21-летний князь буквально «жаждал подвига». Смелый и решительный, Олег Константинович был одновременно в больше степени человеком гражданским. Отчаянная храбрость и готовность к самопожертвованию не заменяют военных навыков. Рвение князя беспокоило опытных офицеров, и тревоги эти оказались не напрасными.

27 сентября 1914 года у деревни Пильвишки близ города Владиславова (территория современной Литвы) кавалерийская застава лейб-гвардии Гусарского полка наткнулась на германский конный отряд. Командир взвода Олег Романов повёл своих подчинённых в атаку. Согласно донесению, он первым вступил в схватку с противником.

Столкновение закончилось победой россиян — немцы были частично уничтожены, а частично взяты в плен. Бой уже подходил к концу, когда одному из немцев удалось выстрелом ранить князя Олега.

На следующий день раненого доставили в госпиталь в Вильно, где провели операцию, но состояние князя оставалось крайне тяжёлым. За мужество и храбрость Олег Константинович Романов был награждён орденом Святого Георгия IV степени.

Недолгая память

Даже раненый князь оставался верен себе, думая о высоких материях. Узнав о награждении, он сказал: «Пролитая кровь Царского дома поднимет дух войск».

Олегу Константиновичу становилось хуже. В Вильно срочно прибыли его мать и отец. Великий князь Константин Константинович лично приколол к рубашке сына награду. Это стало последней радостью в жизни молодого князя. Через несколько часов 29 сентября 1914 года Олег Константинович Романов скончался.

3 октября 1914 года князя Олега похоронили в подмосковном имении отца, великого князя Константина Константиновича, где молодой герой очень любил проводить время.

Отца сломила потеря любимого сына. Он умер в 1915 году, став последним из Романовых, кто скончался и был похоронен на Родине до революции.

Константин Романов на портрете Осипа Браза. 1912 год. Фото: Commons.wikimedia.org

Олег Константинович не успел обзавестись семьёй. Его невеста через три года вышла замуж за другого.

Император Николай II принял решение увековечить память геройски погибшего родственника. В честь него была учреждена медаль для учеников Александровского лицея, Виленское реальное училище получило его имя, 1-я рота Полоцкого кадетского корпуса стала именоваться «ротой Его Высочества Князя Олега Константиновича».

Но всё это оказалось тщетным. Ветер перемен, надвигавшийся на Россию, спустя несколько лет не оставил в России ни этих памятных названий, ни самого Николая II. Имение Осташево и усыпальница павшего героя пришли в запустение.

Россия не вошла в Константинополь, как мечтал молодой князь. Пролитой им крови не хватило для того, чтобы укрепить дух русских солдат в войне, смысл которой они очень скоро перестали понимать.

Олег Константинович Романов остался одним из десятков тысяч забытых героев этой войны. Много лет спустя советский поэт Александр Твардовский напишет пронзительные стихи, посвящённые совсем другой войне, но словно сказанные о князе Олеге:

Среди большой войны жестокой,
С чего — ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далёкой,
Как будто мёртвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примёрзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

Комментарии (0)

Осталось символов - 500

Cancel or